Еxhibition "Gold of the North Caucasus" Еxhibition Gold of the North Caucasus

Кавказские археологические коллекции музея:
Музеи России

news@museum.ru

 
     
Рассылка 'Археология Кавказа'
 
     
 

"Меотское барокко" из курганов Адыгеи

А.Р. Канторович, В.Р.Эрлих. Бронзолитейное искусство VIII-III вв. до н.э. из курганов Адыгеи. М., 2006. Государственный  музей искусства народов Востока.

Едва выйдя в свет в московском издательстве, эта книга уже оказалась обреченной на повышенный читательский спрос. Она дает ответы на главные спорные и дискуссионные вопросы об историко-культурном наследии народов, населявших наш регион в древности.

Речь идет о монографии-каталоге "Брон-золитейное искусство из курганов Адыгеи", выпущённойто рекомендации ученого совета Государственного музея Востока (ГМВ). Авторами-составителями издания являются заведующий сектором Кавказа ГМВ, доктор исторических наук В.Р.Эрлих и доцент кафедры археологии МГУ, кандидат исторических наук А.Р.Канторович. Проект осуществлен при содействии Института "Открытое общество", дирекций и сотрудников Национального музея РА (г.Майкоп) и Государственного музея Востока (г.Москва).

Исследование охватывает VIII - III вв. до нашей эры - период формирования и расцвета на Северо-Западном Кавказе так называемой меотской археологической культуры, одной из ярких характерных проявлений которой являлось развитое высокохудожественное бронзолитейное производство.

Опираясь на результаты изучения вновь открытых в Адыгее и на прилегающих территориях памятников археологии (курганных и грунтовых могильников, древних городищ и укрепленных поселений), новейшие теоретические разработки по данной проблематике, авторы убедительно излагают этническую историю региона в рассматриваемое время. Один из дискуссионных вопросов - этническая принадлежность прикубанских курганов. Часть российских ученых, следуя еще дореволюционной традиции, продолжает относить большинство этих древних памятников к скифской культуре, руководствуясь порой вненаучными мотивировками. Единственная причина живучести гипотезы скифской принадлежности наиболее известных кубанских курганов "заключается в нежелании скифологов расстаться с этими яркими памятниками". Авторы публикации вполне солидарны с этим мнением своего коллеги - археолога ИгСтКаменецкого. "Своя мотивация" и у представителей кубанской "постанфимовской" археологии.

Скифская версия подвергается московскими исследователями аргументированной и убедительной критике. Как грунтовые могильники и поселения, так и большинство курганов и курганных комплексов (исключение могут составлять отдельные памятники так называемой Келермесской группы) были, по их убеждению, оставлены не кочевниками-скифами, а местным оседлым земледельче-ско-скотоводческим населением - местами.

Под этим собирательным именем, читаем в издании, "мы, прежде всего, подразумеваем носителей меотской археологической культуры, среди которых были как далекие предки адыгских племен эпохи Средневековья, так и, возможно, некоторые ираноязычные племена". Некоторое сходство инвентаря из меотских и степных скифских курганов, способные ввести в заблуждение исследователя, объясняются типологической близостью культур обеих общностей, приблизительно равным уровнем общественного развития, тесными и длительными контактами и взаимовлиянием, общим вектором внешних культурных воздействий (переднеазиатские цивилизации и античная Греция).

Различия же обусловлены главным образом принадлежностью к разным хозяйственно-культурным типам. Что касается некоторого несходства в формах похоронной обрядности и погребальном инвентаре меотских курганов и синхронных им грунтовых могильников, то эти различия "скорее носили социальный характер, чем этнический". К тому же, утверждают авторы, уже . сейчас большую часть курганов следует относить не к погребальным памятникам,-как- считалось ранее, а к подкурганным святилищам. Они скрупулезно, на конкретных примерах, с привлечением материалов, открытых в последние годы курганных комплексов (Уляпские, Тенгинские и др.), рассматривают особенности ритуальных курганов-святилищ, составлявших характернейшую черту меотской культуры.

Другому яркому феномену меотской культуры - высокохудожественному брон-золитейному искусству - посвящена отдельная глава книги. Опираясь на опыт и достижения в обработке бронзы своих северокавказских предшественников бронзового и раннего железного веков ("майкопцев", про-томеотов на западе и "колхо-кобанцев" на востоке), творчески переработав скифские, переднеазиатские и греческие художественные традиции, меотские мастера создали свой собственный неповторимый стиль в декоративно-прикладном искусстве. В искусствоведческой части публикации прослеживается на примерах изделий из бронзы эволюция местного древнего искусства от "геометризма" композиций протомеотского периода (VIII - VII вв. до н.э.) к "зооморфизму" и формированию самобытного "меотского" "звериного" стиля (VI - III вв. до н.э.). Особое место уделено истокам и эволюции "звериного" стиля в искусстве меотов, расцвет которого ("прикубанское барокко") пришелся на IV в. до н.э. Стиль, характеризующийся витиеватыми, сложными и многообразными зооморфными композициями, нашел отражение прежде всего в бронзовых деталях конской упряжи, культовых предметах и оружии.

В книге иллюстрированно представлены 175 произведений оронзолитейного искусства из фондов НМРА и ГМВ, отражающих высокий уровень коллективного эстетического сознания, а также развитое мировоззрение древнего населения Адыгеи и Северо-Западного Кавказа.

Азамат БУЗАРОВ, историк. г.Майкоп.

 
     
 
     
 
Кавказская археологическая экспедиция в Google Earth
Археологические экспедиции на Кавказе
Памяти Г.К. Шамба
Шамба Георгий Кучиевич
Ульский курганный могильник
Ульский курганный могильник
Новые книги: Эрлих В.Р. Северо-Западный Кавказ в начале железного века: протомеотская группа памятников
Бронзолитейное искусство VIII-III вв. до н.э. из курганов Адыгеи.
 
     
 
     
 
Рассылки:
Археология Кавказа